?

Log in

All Cops Are G...ood!

Хорошая история, которая, увы не пригодилась там, где я планировал ее рассказать. Про то, откуда взялась популярная конструкция "If You want to fuck [может быть и иной глагол - прим. ред.] smth, smth will fuck You!".


А именно история о том, как появился ACAB. Когда-то давно, до того, основным видом росписи на этот счет была надпись "Fuck the Police!" [как меня просят уточнить, именно "the", а нет "da", т.к. речь шла принципиально о белых преступниках]. Но в один достаточно прекрасный момент паренька, писавшего вот это на стене, застали с поличными. Бравые милиционеры, презрев одни из собственных принципов ради иных, тех, что предписывают им нести справедливость любыми методами, со словами "If You want to fuck the police, police will fuck You!", наказали нарушителя на месте указанным способом. С тех самых пор подобные надписи граффитисты делать опасаются.

раннее некро

Потратил ночь (ну хорошо, два с половиной часа) на некрозайцев - примерно как на юзерпике в fb, но более схематичных - из-за художественной манеры и просто иного профессионального уровня. 6 эскизов на 4 сюжета, планировал 3 по одному. Все разные, все интересные, но приоритеты уже заметны. В частности, пришлось отказаться от одного элемента, который казался непременным - он требует большей "выпуклости", трехмерности рисунка, тогда как сам нарочито плоскостен. В любом случае, до непосредственной реализации еще очень много времени.

Натуралистичный некрозаяц занял, в итоге, символическую сотую страницу этюдника - повод подумать о следующем (в этом, напомню - 120 страниц). C другой стороны, я отошел от чистого геометризма даже там, где этого требует композиция в пользу большей естественности изображения, да и в рисовании на чистых листах, на планшетке, есть свои прелести. Так что судьба следующего этюдника слегка подвисла.

по дороге с

Это никто не пришел, это наш Хулио с ума сошел. Медем, абсолютно лучший режиссер 90-х все-таки досошел с ума. Комната в Риме - просто бессмысленная возня двух обнаженных женщин, хотя и сюжетный и композиционный - я имею в виду антураж, сценический аспект, так любимую мной театральность - потенциал далеко не реализован.

Можно было бы сказать, что Медем дошел до желаемой степени погружения в своем стремление порнографизировать реальность - в упоминавшиеся 90-е, в своей классической трилогии он уперся в грани возможностей и желаний Эммы Суарес, которую хочется назвать актрисой не выдающихся способностей, но тут же вспоминаешь - а многих ли ты видел лучше? Так вот, к моему великому удивлению, даже я, с моей повышенной чувствительностью, не вижу здесь ни порнографии, ни даже эротики. Можно было бы порадоваться истинности выдвинутого мною предположения (или тезиса, или даже аксиомы), что женщина, будучи обнажена - абсолютно естественна (у мужчина всегда выглядит глупо), но горечь от деградации любимого автора сильнее.

Я совершенно не помню Любовников Полярного Круга, не мог же я их не смотреть? Но оттуда я не помню ничего, не только сюжета, ни единого кадра. Придется воскрешать этот фильм в памяти, даже если его там никогда не было.

Tags:

это вой

Коротко об одной из чрезвычайно многочисленных экранизаций Войцеха Георга Бюхнера - той, что венгерская, 1994 года.

Конечно, стоит ознакомиться с первоисточником, но уже сейчас понятно, что этот мрачный, замкнутый мирок имеет в своей основе... любовь, и это самое страшное. Действительно, и капитан, и доктор, и даже Мари любят Войцеха, заботятся о нем - так, как умеют. Эта искореженная любовь (добавим сюда и отношения Мари с сержантом) и определяет все их поведение, отнюдь не долг или какой-то еще интерес. Тягостная картина усугубляется вычурной работой оператора, который иной раз берет совершенно неожиданные планы (впрочем, это скорее комплимент. В целом же фильм находится вполне в рамках традиций венгерского кинематографа, с его неистребимым физиологизмом изложения, являя собой блестящий его образец. Что, однако, не отменяет необходимости сравнения как с исходным текстом, так и с иными постановками, в первую очередь той, в которой заглавную роль исполняет Клаус Кински - чтобы окончательно понять, что в вышеуказанном принадлежит общему контексту, а что было превнесено авторами данной картины - без всякого сомнения, весьма сильной.

Tags:

и финиш

Хотелось рассказать про вчерашний просмотр картины Старт, но несколько ушли эмоции, да и память подводит. Поэтому всего два аспекта.

Интересно, кто-нибудь уже написал работу под названием "Джаз как персонаж независимого кино 90-х годов"? Если нет, то стоило бы. В этой картине, как и в некоторых других он порой выходит на первый план, затмевая прочих героев. И я бы не сказал, что это плохо.

Жан-Пьер Лео, "главный мальчик французского кинематографа" - уже достаточный повод посмотреть любую картину. По крайней мере, не могу навскидку вспомнить ни одного фильма, который бы он испортил - или не вытянул. Здесь, пожалуй, его герою стоило бы сопереживать - но не получается. Потому что этот юный парикмахер - не мечтатель, а идиот. Похожий на его же персонажа из Masculin Féminin, но здесь болезнь несоответствия только усугубилась - что, в свою очередь, отлично отыграно. Если власть, слава, деньги попадают не в те руки, в руки не готовых к этому, не подготовленных поколениями и поколениями, ничего хорошего их этого не выходит. И, пожалуй, проспать свой первый и последний старт - не худшее, что может случиться в подобной ситуации. И все бы ничего, но то, что происходит сейчас со мной, до обидного похоже на действие фильма

почти пингвиненок

Отслушал вчера Lulu. Это, конечно, не Лу Рид. И не Металлика. И даже не Лу Рид & Металлика. Это Лу Рид + Металлика и никак иначе.


Самое печальное, что не удалось добиться целостности. Ни в альбоме в целом, ни в личном составе, ни даже в отдельных треках. Слушать это по меньшей мере странно - нужно смотреть, в некой театрализованной версии. Чтобы Лу читал свое на авансцене, при ярком свете рампы, музыканты накатывали откуда-то из темноты, а между ними кто-то что-то странно танцевал. Тогда будет соответствие. А пока нет.


Мне, тем не менее, понравилось. Pumping Blood - вообще отлично. Почти целиком.

по дороге из Бордо

Уже довольно давно, пару недель назад, я посмотрел за несколько часов два относительно новых французских фильма, а написать про них собрался только сейчас.

Первым Культура показала телефильм Bel Ami - по Мопассану, как нетрудно догадаться. При всей моей нелюбви к костюмным фильмам этот не могу не отметить. В особенности кастеров - актеров подобрали сверхудачно. Главный герой вообще таков, что никаких сомнений не остается. Вообще, Мопассан очень кинематографичен, надо сказать, снимать по нему фильмы - одно удовольствие (мне кажется). Только почему Bel Ami, когда он явно Cher Ami? Не "милый друг", а "дорогой". Даже "дорогостоящий". А костюмные телефильмы во Франции снимать любят в последнее время, и нередко им это удается - одна Коломба чего стоит!


А еще во Франции полюбили снимать комедии самого низкого пошиба. В целом это можно было понять, но когда это совращает с пути истинного таких людей, как Патрис Леконт... Я имею в виду La guerre de miss. Даже из этого материала можно было бы слепить конфетку - при должном желании. Не слепили. Обидно за Леконта, жалко Оливию Бонами, которая умница-красавица [хотя, как ехидно замечает PG2, пока она стояла в очереди за милой мордашкой, груди уже закончились], в вышеупомянутой Коломбе как сыграла, а тут - ни уму, ни сердцу - только глазу. Хотя и тут кастеры постарались: дочку сценическую ей подобрали очень похожую.


Пока собирался писать, пересмотрел еще Gamines, продукт сумрачного гения идеала некрасивой женщины Сильви Тестю. Впрочем, помимо нее там были еще Амира Касар (что всегда хорошо) и Лубна Азабаль, которая сильно зависит от съемки (в этот раз - скорее "минус"). А сам фильм... блёклый фильм, я это и в прошлый раз говорил. Впрочем, чего еще ждать от человека, который на полном серьезе играет Муму?

вот такой нижины

Но написать-то я хотел вовсе не об этом. А о неожиданной перспективе, открывшейся при беглом компартивистском взгляде на поэзию Высоцкого.


Выясняется, что, при всей нарочитой брутальности лирики, обращенной к мужчинам, в отношениях с женщинами лирический герой Высоцкого непременно оказывается в подчиненном положении. Причем это проявляется в очень разных по сюжету, накалу, направленности стихотворениях. Да и в разные периоды творчества. Впрочем, если мы вспомним кинематографические образы Высоцкого (к сожалению, не помню навскидку, видел ли я телеверсию Гамлета), там примерно та же картина. Хотя бы женоненавистничество и асексуальность Жеглова вспомнить. А вот подборка стихотворений, первые попавшиеся, навскидку:

* Что же ты, зараза... (1961)
* Я женщин не бил до 17 лет (1963)
* То была не интрижка... (1965)
* Песня про плотника Иосифа... (1967)
* Про любовь в... (небольшой цикл из 4 стихотворений, 1969)
* Поздно говорить и смешно... (1971)
* Про речку Вачу и попутчицу Валю (1977)
* Из детства (1978)

и так далее, и тому подобное - это я просто наугад листал томик. А поводом послужила фраза sge "морально раздавим... на троих!" - это я им вчера пересказывал "Мои похорона или страшный сон очень смелого человека". И вот как-то даже захотелось написать об этом какую-нибудь работку. И непременно опубликовать.
Задолжал я этому журналу, ух, задолжал... Как минимум о ретроспективе франкистского кино стоило написать, оно того заслужило. Но нет ни отдельного для того времени, ни сил.


Вот, теперь на работе слушаю музыку через яндекс. Мало что там есть, но удобно для таких ленивцев, как я. В основном налегаю на Лори Андерсон, раннюю и не только. Ее безумие помогает мне пережить все остальное безумие. The Day The Devil - потрясающе.


Там же и о разочарованиях. Два последних альбома Пикника - стоило столько лет притворяться манящими и загадочными, чтобы опуститься в безраздельный колхоз? Нет, связь с худшими образцами отечественной культуры была очевидна и раньше, но никогда не была такой тотальной. Последний АукцЫон - абсолютно не за что зацепиться, ни в плане музыки, ни в плане текстов. Кавер Машины - омерзительно. Они бы еще Пугачеву пригласили. Что-то попытались изобразить только ветераны, и то далеко не все. Агузарова - всегда персил. Скляр - заметный басс, пусть и на двух нотах. Фоменко - та же Агузарова, но в юбке. ХЗ - неожиданно. Экс-бригадиры - задорно. Испортили мою любимую Ночь - но испортили неординарно. Вот Леонидов - один сделал то, что надо, пусть и вторично, а то и третично, зато в контекст попадание точнейшее. Там ведь и оригинал отличается кричащей вторичностью.


Но я все еще не понимаю, что буду делать, когда там закончится Лори Андерсон...

репетиции и спектакли

Не успел я прочитать pgs пространную (но, возможно, далекую от высокого профессионального уровня) лекцию о роли Хичкока в признании "режиссерского" кино в Америке, как нам продемонстрировали Марни. И правильно сделали.


В противовес вышеприведенному тезису, эта картина примечательна именно тем, что она едва ли не самая "актерская" у Хичкока. Конечно, без фирменных штучек, вроде наивистских комбинированных съемок, не обошлось, но, по большому счету, фильм "делают" исполнители главных ролей. Конечно, Типпи Хедрен, образчик маленькой, но a priori безумной женщины/ выгодно отличающейся от здоровенных героинь современных ужастиков, годящихся только в жертвы. Вот, например, способность выглядеть холодной, неприступной и изысканной - и непреодолимая вульгарность, проявляющаяся как только актриса открывает рот - уже скоро в этой нише будет царить некто О.Х. [Кстати, я не смог вспомнить, что за крошка играла убитую горем мать в том фильме про переезд в Англию и похищение девочки. Кажется, не она? Но очень похожа, тот же типаж.] Но по-настоящему сильное впечатление произвела игра Коннери - очень жаль, что он разменялся на бондов и прочую нечисть. Каков герой! трус, садист, рыцарь-спаситель, и все в одном, иногда одновременно! На удивление глубокая работа, которая сказалась на общей оценке фильма самым положительным образом. А выделить его из череды прочих помогло и то, насколько меньше таинственного, мистического и т.п. в нем содержалось. Я всегда говорил: самое страшное - это именно люди.


А с другой стороны выходного - Феллини, Репетиция Оркестра. Первые два просмотра прошли незаметно, в этот раз я постарался сконцентрироваться несколько больше обычного. Но моя вечная не-симпатия к этому автору сказалась и здесь. Грань между серьезностью и фарсом оказалась слишком тонкой: невозможно было воспринимать происходящее на экране ни как истинную правду - чтобы было смешно, ни как средоточие абсурда - чтобы ужаснуться. А всего лишь стоило скатиться в одну из крайностей... Неожиданно и то, что женские образы здесь, будучи сценарно отодвинутыми на задний план, оказались более яркими и запоминающимися, нежели довлеющие на первый взгляд мужские. Хотя нервическая флейтистка - это уже перебор, 22 очка.


И напоследок - цитата.

"Эта любовная сцена, несмотря на то, что является одной из самых нежных в мировом кинематографе, одновременно показывает секс в его неприкрытой физичности. Вспотевшие тела, далекие от изящности движения, гримасы... Некрасиво, но это жизнь..."

Это sge об известной сцене за ширмой из дымчатого стекла, из Осени в Нью-Йорке.